Политика

Почему ЕАЭС терпит крах

20.11.2017, 11:36 499

То, насколько несовершенным и проблемным инструментом стал Таможенный союз даже для самой Москвы, которая выступала инициатором интеграции, можно проследить по тем таможенным проблемам, которые возникают в рамках сообщества. Россия, зажатая между двумя огромными экономическим блоками (ЕС на западе и Китай на юго-востоке), частично лишилась возможности контролировать перемещение товаров через свою границу.

Три члена союза, Беларусь, Казахстан и Кыргызстан, решили воспользоваться появившийся у них возможностью получить доступ на российский рынок с его 140 миллионами потребителей и выступить в роли посредников, поставляющих в Россию товары из Евросоюза и Китая.

Элиты этих трех постсоветских стран, обладающие влиянием на местные таможенные службы и органы юстиции, извлекли из этого огромную выгоду. Россия, которая не могла контролировать таможенные органы союзников, была поставлена перед фактом, что на ее территорию начали поступать (зачастую незаконно) огромные объемы товаров.

На каждый случай найдется свой метод

Беларусь осознала прелести общего рынка, а в особенности отсутствия таможенной границы с Россией, когда в 2014 году Москва в ответ на санкции, наложенные на нее за аннексию Крыма, запретила поставки продовольственной продукции с Запада. Россияне, что следует подчеркнуть, ввели контрсанкции без консультаций с партнерами и не располагали инструментами для того, чтобы заставить их присоединиться к этим мерам.

Белорусы, не присоединившиеся к эмбарго, решили заполнить образовавшуюся нишу и объявили, что она увеличат объем экспорта в Россию. В реальности это привело к тому, что они начала систематически заниматься реэкспортом в первую очередь польской продукции, выдавая ее за товары из Беларуси и третьих стран. Россияне, которые быстро раскрыли эти махинации, уничтожили за первые годы действия эмбарго 17 тысяч тонн конфискованных западных продуктов.

Заниматься контрабандой было тем легче, что ограничительных мер не ввел также другой член ЕАЭС — Казахстан. В итоге иногда бывало так, что фуры с польскими продуктами, отправленные из Беларуси в Казахстан, после пересечения белорусско-российской границы «исчезали».

Товар разгружали в России, а фура спустя несколько дней вновь пересекала ту же самую границу с новой партией товара и прежними документами на них. Россияне предполагают, что в этой нелегальной деятельности могли принимать участие белорусские государственные структуры.

Сначала, как сообщала газета «Ведомости», контрабандисты ввозили польские продукты с фитосанитарными сертификатами, в которых в качестве места производства была указана Беларусь, или вообще располагали документами на совершенно другие товары.

Позже, когда появились мобильные бригады, проводившие выборочные проверки, тактика изменилась. Перевозчики начали подделывать или покупать сертификаты, подтверждающие, что товар произведен в третьей стране. Дошло до того, что, например, согласно белорусским данным, Эквадор экспортировал в Беларусь больше яблок, чем произвел.

В сентябре 2016 года заместитель генерального прокурора РФ Владимир Малиновский сообщил, что по российским данным, белорусы поставили в Россию больше грибов и яблок, чем официально собрали. Расхождения в цифрах появились как раз из-за реэкспорта западных продуктов питания.

Россияне считают, что реэкспорту способствует децентрализация. Хотя белорусская торговля в значительной мере подчинена государству, перепродажей попавших под действие эмбарго продуктов занимаются локальные компании.

Глава Россельхознадзора Сергей Данкверт сетовал, что даже небольшие белорусские кооперативы с легкостью получают разрешение на поставки в Россию и продают туда украинскую говядину.

В своем интервью он также упомянул белорусское предприятие, при посредничестве которого в Россию попало 100 тысяч литров польского молока. (...)

С Беларусью справиться невозможно

Белоруссия использовала нормы Таможенного союза в том числе при экспорте топлива, которое она выдавала за растворители, чтобы не платить пошлину в российский бюджет. В 2011 году она экспортировала в девять с лишним раз больше растворителей, чем в 2010, в 2012 ситуация повторилась, а россияне оценили свои потери в один-два миллиарда долларов.

В 2014 году Москве удалось окончательно остановить этот бизнес, но белорусы разработали новую схему. Как рассказывает журнал «Белорусский рынок», в тот момент резко увеличился объем экспорта так называемых битумных смесей (продукт переработки нефти, который обычно используется в дорожном строительстве).

В первом полугодии 2014 года Белоруссия экспортировала почти полумиллиона тонн таких смесей, то есть в 182 раза больше, чем в аналогичный период 2013 года, когда объем экспорта составил всего 2600 тонн. Легко догадаться, что этот продукт тоже не облагается вывозной пошлиной.

Белорусский экономист Татьяна Маненок говорит, что исток проблем кроется в нюансах классификации продукции в ЕАЭС. Почему одни продукты облагаются пошлиной, а другие нет, зачастую понять сложно, подчеркивала она в беседе с телеканалом «Белсат».

По ее мнению, это может быть связано с интересами российских чиновников или стремлением дать стимул для производителей. Белорусские бизнесмены просто воспользовались создавшейся ситуацией.

Бежавший в Швецию майор белорусского КГБ Андрей Молчан показал «Белсату» документы, которые доказывают, что участие в незаконных операциях по продаже нефтепродуктов принимали представители белорусских спецслужб и органов юстиции.

Проблемы с белорусской контрабандой — это повторение ситуации, с которой россияне столкнулись в середине 1990-х годов, когда Россия и Беларусь подписали соглашение о создании зоны свободной торговли. Та попытка закончилась полным провалом. Сторонам за 14 лет не удалось окончательно согласовать Таможенный кодекс. Россия, лишившись возможности контролировать внешние рубежи зоны, столкнулась с контрабандой западной продукции, а также случаями конфискации якобы неправильно задекларированных товаров, которые ввозились в Россию и вывозились из нее.

Российский экономист и политолог Андрей Суздальцев пишет в журнале «Россия в глобальной политике», что за период 1995-1997 годов российский бюджет недополучил около четырех миллиардов долларов. В связи с этим в 1998 году россияне вновь ввели таможенный контроль на границе.

Аналитик добавляет, что белорусское государство также зарабатывало на массовой конфискации транзитного товара. Как он указывает, таможенное соглашение было невыгодным для России еще и потому, что на ее рынок смогли выйти белорусские компании, получающие щедрые государственные субсидии, в свою очередь, белорусский рынок для российских товаров был закрыт из-за нетарифных ограничений. (...)

Союз? Не совсем

Союзу, как полагает белорусский экономист Ярослав Романчук, до сих пор не удалось обеспечить свободу перемещения товаров, услуг, людей и капитала.

Даже вердикты специального суда, созданного для решения разнообразных споров, должны получать одобрение в судах отдельных стран.

Негативную роль играют всевозможные нетарифные барьеры. Беларусь, например, навязывает магазинам и предприятиям общепита перечни товаров, которые те должны иметь в своем ассортименте, при этом обязательная доля белорусских продуктов составляет в нем 90%. Похожие уловки используют и другие члены Союза.

Членство в ЕАЭС напоминает игру, кто кого больше обманет, и оборачивается постоянными спорами. Результат таков, что если европейская интеграция способствовала экономическому развитию, то рост ВВП Беларуси в последние 7 лет составлял в среднем около 1% в год.

Евразийская интеграция закрепила зависимость стран — членов Союза от российского рынка. Если 10 лет назад в Россию экспортировалось 34% белорусских товаров, то сейчас эта цифра составляет уже 46%, отмечает Романчук.

Конкурентоспособность белорусской экономики снизилась, поскольку все инвестиции направлялись в неэффективный государственный сектор...

Проект, по мнению аналитиков, столкнулся с проблемами, поскольку в него вошли страны, которые находятся на разных стадиях институционального развития и ставят перед собой разные цели.

В результате евразийская интеграция остается лишь видимостью. Токого же мнения придерживается Романчук, который говорит, что за российской идеей создать ЕАЭС стояли не экономические мотивы, а геополитика и стремление объединить евразийское пространство.

forsal.pl (с сокращениями)

Теги: 

Новости

Опрос

Кто виноват в том, что в белорусской армии гибнут военнослужащие?
Главнокомандующий
41%
Министр обороны
8%
Командиры и другие офицеры частей
32%
Прапорщики и сержанты
8%
Сами солдаты
7%
Никто, это судьба
4%
Всего голосов: 181

Мы в социальных сетях