Политика

Что несет новый декрет о тунеядцах

22.08.2017, 13:00 735

Анонс новой редакции Декрета №3 разделил экспертное сообщество на тех, кто уверен, что обновленный Декрет ждет та же судьба, что и первое его издание, и на тех, кто отнесся к президентской инициативе довольно серьезно.

В первую группу входят главным образом экономисты, во вторую – скорее, политические аналитики. С экономической точки зрения эксперты не видят перспектив у президентского проекта, а вот его политические оценки совсем другие. В среднесрочной перспективе Декрет №3 может стать новым социальным контактом, который власти навязывают белорусам, а политические эффекты Декрета №3, по ряду оценок, будут длиться годы.

Про идеологическую составляющую Декрета №3 пишет Николай Буров на «Нашем мнении». Автор утверждает, что законопроект имеет мало общего с борьбой с теневой экономикой, да и в качестве дополнительного источника доходов в бюджет – учитывая все затраты на реализацию – мало годится.

«Фактически, взят курс на усиление крепостнических элементов и сокращение денежных доходов белорусов. Основная цель декрета – привязать людей к низкооплачиваемой работе на государственных предприятиях, ликвидировать любые попытки самозанятости или изменения пропорции занятых между государственным и частным секторами, дабы сохранить контроль над основной массой населения. Сделать это в условиях экономической рецессии и отсутствии каких-либо перспектив у белорусской модели развития – задача неимоверной сложности. Именно поэтому вариации на тему Декрета №3 станут неотъемлемой частью государственной политики на годы вперед».

Политолог Валерий Карбалевич также рассуждает о политических последствиях декрета. Однако уже в краткосрочной перспективе. По его мнению, Декрет №3 будет иметь неявное и долговременное воздействие на общество.

«Некоторые заявления Александра Лукашенко и других представителей властной элиты давали основания предположить, что на начало 2018 года, когда должны состояться выборы в местные советы, готовится также очередной референдум по изменению конституции. Однако я предполагаю, что после весенних уличных акций эта идея не будет реализована».

Несмотря на то, что главные политические эффекты Декрета №3 пришлись на весну, президентская инициатива по-прежнему влияет на политическую повестку. Эксперты Центра Острогорского объясняют, почему дело профсоюза РЭП связано с декретом против тунеядцев.

«Большасць каментатараў згодныя, што гэта менавіта актыўны ўдзел прафсаюза РЭПу вясновых пратэстах супраць “падатку на дармаедаў” выклікаў рэпрэсіі супраць арганізацыі. Прафсаюз сабраў 45,000 подпісаў з патрабаваннем адмены дэкрэта і прапаноўваў юрыдычныя кансультацыі для людзей, якія аспрэчвалі свой абавязак плаціць падатак».

Эксперты центра BEROC отмечают, что несмотря на заявления властей о победе над безработицей к 1 мая, в стане остаются все предпосылки для социальной напряженности. Более того, «в стране обозначилась тенденция роста бедности: в 1 квартале она выросла до 6% (годом ранее – 5,4%). Самый высокий уровень бедности традиционно зафиксирован в Брестской и Гомельской областях (8,7 и 8,1% соответственно). Учитывая значительный разрыв между городским и сельским населением, можно ожидать, что уровень бедности в сельских районах этих областей составляет 15-20%».

На эту же тему – как бедность распространяется по стране – пишет Рыгор Астапеня для BelarusDigest. При этом автор подчеркивает, что победа над бедностью в 90-е во многом объясняла долгую народную поддержку действующего президента. В настоящее время тренд поменялся.

«Основная причина, по которой люди оказываются ниже черты бедности – это потеря работы, поскольку государство не оказывает никакой реальной помощи безработным. Белорусы получают пособие по безработице около 12 долларов в месяц (при этом пособие получает, только каждый 10 безработный). Жители соседней Польши, тем временем, получают около 200 долларов пособия по безработице».

Часть независимых экспертов не верит в серьезность намерений властей относительно реализации Декрета №3, а в заявлениях президента видят попытку сохранить лицо. Руководитель проекта «Кошт урада» Владимир Ковалкин в комментарии сайту «Заўтра тваёй краіны» отметил, что при реализации Декрета №3 может повториться весенний вариант, когда на улицы городов вышли возмущенные белорусы.

«Если только чиновники не оставят в обновленном декрете огромное количество лазеек, которые позволят практически всем гражданам, попавшим под действие документа, не платить сбор. Если же декрет снова затронет большое количество белорусов, стоит ожидать локальных акций протеста».

Возможно прогнозы независимых экономистов – это некая дань здравому смыслу, надежда на то, что неконституционный законопроект спустят на тормозах. Финансовый аналитик Вадим Иосуб также не видит предпосылок для реализации Декрета №3 в том виде, как об этом отчитывается правительство.

«Скорее всего, и в новой версии этот декрет не заработает, будет просто тихо игнорироваться, пока о нем – довольно скоро – все не позабудут. То есть он не будет исполняться де-факто, но, конечно, власть никогда не признает того, что он изначально был невыполнимым, что он был и остается неконституционным».

Что касается официальной позиции, то глава АП Наталья Кочанова довольно четко обозначила желание «отследить каждого человека».

«Поставлена задача до 1 октября принять обновленный декрет №3. Акцент переносится на местные органы власти. Вы должны отследить каждого человека, составить выверенные списки – предлагайте людям работу, помогайте им с трудоустройством».

В свою очередь министр труда и социальной защиты Ирина Костевич еще более детально обрисовала движение в этом направлении.

«Вы знаете, что к концу 2018 года стоит задача создать Белорусскую интегрированную сервисно-расчетную систему – ID-карту. Получение этой ID-карты и сопряжение через общегосударственную автоматизированную информационную систему на ведомственные базы данных позволит увидеть человека: работает он сегодня или нет. Если не работает, то государство будет уже совершенно по-другому предоставлять услуги», – пояснила она.

В официальной позиции любопытно даже не желание «отследить каждого человека». Удивляет стремление связать Декрет №3 с демографическим ростом в стране. То есть для поддержания социальной стабильности и госгарантий молодым семьям, которые в перспективе позволят выйти Беларуси на 15 млн населения, необходимо брать полную оплату за соцуслуги с безработных.

«Практически остановлено сокращение численности населения. Это первые результаты целенаправленной политики государства по укреплению института семьи и стимулированию рождаемости. Другая сторона вопроса – обеспечить людей достойными рабочими местами. Здесь тоже делается немало в процессе модернизации экономики. Но, включая стимулирующие механизмы, важно избежать и обратного эффекта – иждивенческих настроений. На это, как известно, направлен Декрет президента № 3».

Вообще если расшифровывать официальный посыл – получится краткий лозунг: размножайтесь и работайте, а те, кто не хочет работать, – размножайтесь и платите. Такая вот новая социальная формула белорусских властей, реализация которой вызывает большой скепсис у ряда экспертов.

Во многом все это соответствует антикризисному экспромту «раздевайся и работай», который президент выдал еще год назад. Видимо с того высказывания в официальном взгляде на социальную политику ничего не изменилось. А отсутствие качественных рабочих мест, маленькие зарплаты и распространение бедности пока еще можно прикрыть официальной статистикой.

Аркадий Нестеренко, nmnby.eu

Новости

Опрос

Где вы отдыхали (будете отдыхать) этим летом?

Мы в социальных сетях