Общество

Что должен был совершить Богданов, чтобы тюремные медики де факто приговорили его к смерти?

25.06.2017, 09:46 651

История с гибелью в жодинской тюрьме Олега Богданова, которого – после сложной операции на сердце, совершенной незадолго до ареста, – считали симулянтом, вызвала у меня ряд вопросов и воспоминаний.

Начну с вопросов.

Как я понимаю, тюремная медицина у нас должна оставаться медициной – то есть, здравоохранением.

На основании чего человек, дававший клятву Гиппократа, подвергает сомнению квалификацию своих коллег, сделавших больному операцию на сердце (!), и – главное – ради чего? Что должен был совершить Богданов, чтобы тюремные медики де факто приговорили его к смерти?

Как я понимаю, медицинскую помощь у нас оказывают даже тем, кого приговорил суд – и приговор приводят в исполнение лишь после того, как эта помощь оказана. Так было всегда.

Кому подчиняются врачи, обслуживающие подобного рода заведения? Начальнику тюрьмы или – начальнику городского отдела здравоохранения? Если умирает пациент в гражданской больнице – это чрезвычайная ситуация, это бесконечные проверки и суды. Но пациент там находился под постоянным медицинским присмотром, ежеминутным, можно сказать.

Врач находится в тюрьме, а уж тем более в следственном изоляторе, далеко не круглосуточно, и даже первую медицинскую помощь оказать не всегда может. Кто ее будет оказывать? Лицо, охраняющее камеру? А у него есть соответствующая квалификация? И как он в таких случаях определяет – нужна ли помощь реально или пациент всего лишь «симулирует»?

В феврале 2011 года в следственном изоляторе КГБ № 1 (пресловутой «американке») у меня разболелся зуб. Это не сердце – всего лишь зуб. И я не был осужденным – всего лишь подследственным. Я сделал соответствующее заявление и попросил отвезти меня к стоматологу – раз уж стоматологов среди заключенных в этот раз не оказалось (да и, к счастью, среди сотрудников «американки» тоже). Поэтому было решено отвезти меня к врачу в поликлинику КГБ.

Я не знаю, была ли столь длинной очередь, болели или находились в отпусках штатные стоматологи этого почтенного учреждения или попросту шло согласование, но попал я на прием примерно через две недели после того, как обратился с соответствующей просьбой.

Я не хочу сказать, что это была изощренная форма пытки, но иногда, как вы, вероятно, помните, слово «дантист» в шутку производят от имени автора «Божественной комедии», первая часть которой происходит в аду.

У меня нет претензий к той женщине, которая ставила мне пломбу. Пломба стоит до сих пор.

У меня есть претензии ко всей нашей системе.

Я не могу понять, почему система здравоохранения оказывается заложницей системы исполнения наказаний. Почему врач обязан идти на поводу у тюремщиков. С каких пор человеку, находящемуся в заключении, отказывают в праве на милосердие.

В 2011 году римско-католическая церковь начала процесс канонизации Фридрих-Иосифа Гааза – в русской службе известного как Федор Иванович Гааз. Если кто-то не помнит: он был главным врачом московских тюрем. Хирург, практиковавший в российской армии 1812 года, после войны использовал все свои знания и весь свой чиновничий авторитет для того, чтобы облегчить страдания заключенных. Его называли «святым доктором». И в последний путь его провожала двадцатитысячная толпа.

Не знаю, совершал ли Гааз чудеса после смерти. Но при жизни своей этот врач совершал чудеса милосердия и человечности.

Мне кажется, те врачи, которые вынуждены служить в тюрьмах, колониях, следственных изоляторах, должны давать дополнительную клятву – не Гиппократу, но Гаазу. Они должны обещать публично: здоровье пациента превыше любого иного закона. И превыше приговора. Ибо человеческая жизнь и здоровье есть высшая ценность, и никто не вправе оспаривать боль, если пациент ее чувствует.

И если такой клятвы нет, то мы имеем дело не со здравоохранением, а с его симуляцией, как в случае с правосудием в нашей стране мы зачастую имеем дело всего лишь с симуляцией правосудия.

Александр Федутаbelsat.by

Новости

Опрос

Где вы отдыхали (будете отдыхать) этим летом?

Популярные рубрики

акция солидарности

Мы в социальных сетях