Политика

Москва указала Лукашенко на дверь

14.03.2017, 09:58 15821

Утром 10 марта телеканал «Euronews» наконец-то обратил внимание на Республику Беларусь, а скорее на события, которые, с одной стороны, уже больше месяца потрясают белорусские города, а с другой - не подтверждают столь старательно создаваемый белорусскими властями образ республики, как самой «стабильной» на постсоветском пространстве.

Судя по сюжету официального медиа Евросоюза, «стабильность» на фоне уличных маршей и митингов на площадях Минска и областных центров оказалась сродни украинской. К тому же Александр Лукашенко в контексте введенного им накануне моратория на применение Декрета № 3 (т.н. «декрет о тунеядцах»), на «евроэкране» оказался поразительно похож на Виктора Януковича. Как говорится, от судьбы не уйдешь, тем более, если по собственному желанию оказываешься в идентичной политической «колее»…

Отступает

Итак, А. Лукашенко отступил, причем на главных фронтах – внутреннем и «российском». Прежде всего, белорусский президент приостановил применение закона о «тунеядцах», что оказалось еще большей ошибкой, чем его подписание. Население и так находится в осатаневшем состоянии, а метания властей только разожгли страсти. Видимо ситуация настолько обострилась, что 10 марта А. Лукашенко бросился за защитой к МВД

Параллельно, неуклонная негативная эволюция конфликта с Россией заставила белорусского президента отправиться в Москву, чтобы «разобраться» в рамках «жесткой повестки» Высшего Госсовета СГ с президентом России. Но об этом ниже…

Истерика

Однако, необходимо отметить, что белорусский президент, как всегда, попытался свое политическое отступление замаскировать. В принципе, неважно даже то, что методы для маскировки использовались традиционные, то есть «перевод стрелок». За провал декрета № 3 оказались виноваты губернаторы и чиновники, за конфликт с Россией - «закоренелый друг» Д. Медведев, а акции протеста связали с «майданом». Другого от А. Лукашенко и не ждали…

Между прочим, по-своему, это правильная, хотя и откровенно трусливая тактика, так как для настоящего политика не бывает тупиков и даже в самой безнадежной ситуации он обязан биться до конца, упорно меняя очевидный «минус» на реальный «плюс».

Именно это и попытался на прошлой неделе сделать А. Лукашенко, но беда в том, что пришлось маскировать целую «гирлянду» стратегических провалов как в отношениях с Москвой, так и на внутриполитической арене, что в современных условиях оказалось крайне сложно. Требовалась весьма качественная политическая технология, но где же её взять. Так что получилось, как всегда – громко и глупо. 

Дело в том, что для достижения большего эффекта А. Лукашенко пришлось устроить настоящую истерику на Совещании об актуальных вопросах развития страны (9 марта 2017 г.), что, надо признать, со стороны, особенно из другого государства, смотрелось весьма забавно и одновременно грустно. Непонятно, чего добивался глава белорусского государства своими воплями на видеокамеру – то ли чтобы его испугались, то ли чтобы пожалели? В итоге он вызвал чувство брезгливости…

Причина в столь неоднозначном эффекте в том, что 9 марта белорусский президент в своем телеспектакле явно переиграл. А. Лукашенко угрожал всем присутствующим на совещании в столь яростной форме, что иногда возникало ощущение, что он выступает перед группой заговорщиков, которых ждет неминуемая расправа. Эмоции в данном случае, как правило, больше вредят, чем помогают. Вторая ошибка – традиционное президентское хамство.

Реплика

Александр Григорьевич Лукашенко относится к крайне небольшой группе глав государств, которые считают себя вправе публично оскорблять своих коллег. По несдержанности сравнится с ним, пожалуй, может только президент Филиппин.

К сожалению, в данном качестве белорусский президент не является кем-то выдающимся на фоне традиций шельмования политических и идеологических оппонентов, принятых в белорусском политическом классе, где по традиции критикуют не за мнения и точку зрения, а травят конкретную персону, навешивая ярлыки и обливая грязью.

Иными словами, на белорусском политическом поле активно практикуется сталинский принцип – «нет человека – нет проблемы». Однако, в итоге, политическое поле республики неизбежно дробится, превращаясь, с одной стороны, в рой яростных политических «ос», а с другой – в улей из отдельных и тщательно отгороженных друг от друга политических «сот», что на корню уничтожает все возможности для общенационального дискурса. 

Понятно, на фоне такой взаимной войны и ненависти правит бал тот, кто имеет власть и деньги. Но и сама власть подвержена той же болезни и тщательно отгораживается не только от оппонентов, но даже от попутчиков. Последствия политической «системы» шельмования и демонстративного хамства -- однозначно катастрофические. Особенно наглядно это можно наблюдать на взаимоотношениях с той же Россией.

Причины отступления

Белорусские власти на прошлой неделе наконец-то почувствовали, что основные векторы, в целом негативные для официального Минска, вошли в разрушительный резонанс. Упомянем три основных: Россия, США и народные выступления (автор этих строк считает, что народные протесты в Беларуси подпадают под определение гражданского Сопротивления).

Прежде всего, стоит напомнить, что на прошлой неделе Госдепартамент США издал очередной ежегодный доклад по правам человека в мире, где скрупулезно и как-то по-бухгалтерски перечислил все этапы формирования в Беларуси полноценного и классического авторитарного режима. Это знаковое событие для белорусско-американских отношений, так как, понятно, что в Вашингтоне обнародовали 56-страничный доклад, который лег на стол президента Дональда Трампа. Нет сомнений, что данный документ составит основу политики 45-го президента США в отношении А. Лукашенко. Это, во-первых.

Во-вторых, в рамках доклада госдепартамент фактически «передает привет» белорусскому МИДу – страстному поклоннику Х. Клинтон в 2016 году, подтверждая, что В. Макей после ноября 2016 года провалил американский вектор. Вряд ли в данном случае помогут Минску и белорусские предки зятя Д. Трампа.

В-третьих, доклад поставил под сомнение перспективу получения белорусским руководством столь долгожданного кредита МВФ.

В-четвертых, доклад, несомненно, не внесет позитивного контекста в будущий и так непростой диалог между Москвой и Вашингтоном. Безусловно, «белорусский вопрос» будет присутствовать в повестке готовящегося российско-американского саммита. Но это уже проблема России.

В итоге, на совещании 9 марта В. Макей сидел с «опрокинутым» лицом, а Лукашенко уяснил, что поддержки с Запада не будет. Вряд ли белорусский президент не понимает, что Евросоюзу и США Минск, находящийся в открытом конфликте с Москвой, не нужен. Таких «героев» у Запада «пруд пруди» – от Скандинавии до Черного моря. Западу нужен лидер Беларуси, который способен пробивать свои цели в Кремле.

Конфликт с Москвой

В марте заочный диалог между белорусским и российским руководством приобрел публичный характер. До этого, в феврале 2017 г. обмен мнениями носил в большей степени односторонний характер. Со стороны А. Лукашенко формат диалога был скандально-оскорбительным, что было продемонстрировано на пресс-конференции в Минске 3 февраля 2017 г., тогда как тон российского руководства оставался равнодушно-примирительным.

К примеру, на счету Кремля есть приглашение Лукашенко на Высший ГосСовет Союзного государства в Москву 9 февраля; заявление В. Путина в Астане от 28 февраля о том, что: «Отношения с Белоруссией чрезвычайно важны для нас. Мы очень дорожим этими отношениями», «споры носят естественный характер, они будут легко разрешены»; поддержка белорусской экономики – «просчитанные шаги, рассчитанные на будущий результат».

Москва, видимо, ожидала ответных шагов от А. Лукашенко, но скорее всего в Кремле не учли, что белорусский правитель, помимо решения нефтегазовых и кредитных проблем, желал большего – отомстить лично В. Путину. Белорусскому президенту необходима была публичная «победка» над российским президентом.

Если стать на место А. Лукашенко, то действительно, ни у кого из западного мира не получилось «нагнуть» В. Путина (Обама, Меркель, не говоря уже о Порошенко), а вот у него, белорусского президента, обязательно должно получиться… Так Александр Григорьевич, во всяком случае, видимо, мечтает. Порукой в успехе данного «проекта» для А. Лукашенко является странная и во многом фантастическая переоценка роли и значения Беларуси в экономической и политической жизни России в контексте неадекватного восприятия влияния современной Беларуси на региональные процессы, не говоря уже о мировых.

В данном случае перед нами проявление очень опасной, но традиционной для стран Восточной Европы националистической болезни, которой поражено сознание не только главы белорусского государства, но и белорусского экспертного сообщества, не говоря уже о большей части белорусского политического класса.

Именно по этой причине до настоящего времени А. Лукашенко уверен, что Москва просто его «пугает», жесткость позиции российского руководства является «фарсом» и скоро «все уладится». В том же ключе «поет» и вся высшая белорусская номенклатура: «помирятся, Москва уступит, никуда Россия не денется и т.д.». Однако время идет, надо обслуживать кредиты, газ в цене растет, нефти мало, П. Порошенко обижается и просит солярки и т.д. Между тем, февральская «засада» А. Лукашенко в Сочи никакого результата не дала. Белорусский президент вернулся в Минск «не солоно хлебавши»… 

Бишкек

В марте А. Лукашенко забросил «наживку» - в Бишкек на заседание Евразийского межправительственного совета в качестве «расходного материала» был направлен премьер А. Кобяков. Его задача была проста – «протестировать» и заодно спровоцировать Москву. В принципе, глава белорусского правительства со своей задачей справился. В его выступлении от 7 марта был целый набор ключевых слов и фраз: «сегодня не исполняется двусторонняя нормативно-правовая база (с Россией)», которая увязана с «многосторонними договоренностями в Евразийском экономическом союзе» (намек на то, что если Москва не уступит, то Минск будет тормозить развитие интеграционных процессов в ЕАЭС) – «проблемы в двусторонних отношениях влияют искажающе на евразийскую интеграцию» (здесь и далее цитирование по http://naviny.by/article/20170307/1488874045-na-zasedanii-v-bishkeke-pro...).

В этих словах белорусского премьера, конечно, выглядывают «рожки» домашней заготовки. Минск решил шантажировать Москву критично важным для неё, по мнению белорусского руководства, проектом евразийской интеграции. Формально А. Лукашенко в лице А. Кобякова бросил Москве вызов: или уступите Минску, возобновите поставки нефти и кредитные транши, забудьте про газовый долг или белорусская сторона начнет «крушить» ЕАЭС. 

Однако, ответ Д. Медведева оказался с существенным «довеском», которого от него в Минске не ждали. Видимо, белорусское руководство рассчитывало, что, российская сторона начнет оправдываться и уговаривать «союзника». Российский премьер тут же охарактеризовал «спич» своего белорусского коллеги, как «шантаж». Кроме того, глава российского правительства напомнил, что ЕАЭС уже давно имеет наднациональные органы и лоббирование узконациональных интересов в рамках проекта является «злоупотреблением»

Но главный удар был нанесен по двум другим «векторам». Прежде всего, Д. Медведев посоветовал Минску прекратить считать деньги в чужих карманах: «Давайте прямо, без обиняков, если бы некоторые страны, присутствующие здесь, не входили в состав нашего Союза, или вышли бы из него, они покупали бы сейчас газ по европейским ценам… И не надо ничего доказывать и упражняться в подсчетах, все было бы гораздо дороже».

Это очень важный момент, так как буквально до 7-8 марта в белорусских СМИ было полно многословных «расчётов» о том, какую «выгоду» извлекает «Газпром», продавая газ в РБ, какая себестоимость газа на Ямале, во сколько обходится его транспортировка до Беларуси и т.д.

При этом, естественно, не учитывалось, какую финансово-экономическую ношу несет «Газпром», в котором контрольный пакет принадлежит государству и который вкладывает огромные деньги не только в поиск и разработку новых месторождений, как на Крайнем Севере, так и в Арктике, но и в целом, в развитие России.

Любопытно, что после 9 марта в белорусской риторике произошел резкий поворот и в Минске заговорили о том, что негоже в белорусско-российские отношения связывать с «бухгалтерией». Получается, до того, как Минск получил отпор от Д. Медведева, заниматься подсчетом чужого бюджета белорусской стороне было можно, т.е. «бухгалтерия» как раз приветствовалась, но об этом ниже…

Во-вторых, Д. Медведев впервые использовал прием, который произвел ошеломляющий эффект на белорусское руководство. Российский премьер напомнил, что участие в интеграционных проектах является делом «добровольным» и «здесь насильно никто никого не держит».

На этом моменте сразу вспомнился информационный вброс перед пресс-конференцией А. Лукашенко от 3 февраля о готовности Минска выйти из ЕАЭС, Союзного государства и ОДКБ. Тогда А. Лукашенко клялся, что даже в мыслях подобного у него нет, но через месяц Москва сама показала ему на дверь. Минску словно сказали: «Не нравится, то поищите, где нефть, газ и кредиты подешевле, а ваши молоко и колбасу заждались в Германии и Франции…». Игра в интеграцию закончилась, и Минск вполне может приступить к собственному BELEXIT’у…

Андрей Суздальцев, politoboz.com

Новости

Опрос

Где вы отдыхали (будете отдыхать) этим летом?

Мы в социальных сетях