Политика

«Пересидеть бы»: Лукашенко боится обрушить систему своей власти

26.04.2016, 09:47 5204

Кризис обрезал выступлении белорусского правителя перед народом и депутатами до рекордного. Чем стала краткость: сестрой ораторского таланта или порождением тупика, в который завел страну несменяемый Лукашенко?

На эти вопросы «Международному французскому радио» ответил политический обозреватель Александр Класковский.

Он отметил, что власть с треском провалила минувшую пятилетку: «фактически ни один показатель не выполнен, экономика продолжает находиться в глубокой рецессии, эксперты не видят перспектив выхода из этой тяжелой ситуации без решительных реформ».

Почему же нет пути к выходу из тупика? Все просто: «на реформы Лукашенко не готов, так как боится таким образом обрушить систему своей власти», посему порочный круг замкнулся. В итоге кроме иррациональной надежды как-то «пересидеть кризис» ничего другого он предложить не может.

В ход пошли «правила белорусского кризиса». Их три. Первое — «никогда не упоминать о белорусском кризисе». Поэтому и возник эвфемизм «темпы нашего экономического развития замедлились». Хотя на самом деле «идет падение по всем основным показателям, и особенно катастрофически обрушился экспорт, а это — основа белорусской экономики», — подчеркивает Класковский.

Подводя черту под общей оценкой послания Лукашенко, политолог сделал логичный вывод: «Лукашенко нечего было сказать своему народу и парламенту».

«В данном случае краткость не сестра таланта, это — отражение концептуального кризиса и того, что белорусские власти не видят механизмов выхода из нынешней ситуации, — заявил Класковский. — Хотя такие цели, как повысить эффективность производства и т. д., формально были обрисованы в этом послании правильно, но без обрисовки механизмов, а это опять таки упирается в реформы, то все эти слова повисают в воздухе», — добавил он.

Выступление Лукашенко состояло из серии уходов от самых болезненных проблем Беларуси на сегодняшний день. В том числе и темы Чернобыля. Хотя послание прозвучало за несколько дней до 30-летней его годовщины. И вообще, он как начал его словами о том, что «о перспективах он говорить не будет», для этого есть Всебелорусское собрание, так и продолжил: «Был предложен только набор каких-то формул, лозунгов, которые напомнили стилистику постановлений ЦК КПСС советских времен, т. е. усилить, улучшить, углубить — и непонятно, за счет чего это делать», — сравнил две эпохи белорусский политолог. «Главной тональностью, главным месседжем населению была такая нехитрая мысль, что мы как-нибудь пересидим этот кризис, бывали и похуже времена», — резюмировал свое впечатление от полуторачасовой говорильни Класковский.

Лукашенко всячески избегал конкретных слов об экономике, сделав акцент на «безопасном небе над головой». «Дальше шел набор банальностей: когда идет война, тогда ни зарплата, ни еда, ничего не мило. Все это так, но здесь явная подмена тезисов: никто не спорит, что безопасность — это крайне важная вещь, но нельзя спекулировать на этой теме, нельзя ею маскировать бездарность управления страной», — выносит свой приговор Класовский.

Открытым текстом Лукашенко сказал о том, что нужны западные инвестиции, нужен трансфер технологий: «Опять же верные рассуждения, но западный инвестор не бросится в Беларусь, пока здесь не будут проведены структурные реформы, пока не заработают нормальные рыночные механизмы без излишней опеки государства. А на это белорусское руководство, как мы видим, идти сегодня не готово», — на корню «обрезал инвестиции» политолог.

Как обычно, Лукашенко отошел от текста, когда коснулся важнейшей темы. На этот раз ею стали отношения с Россией. По оценке Александра Класковского, самые эмоциональные и жесткие слова прозвучали в адрес «формально самого близкого союзника». В частности Лукашенко предложил обменять нефтяное месторождение в России с добычей ежегодных 10 млн тонн нефти на МЗКТ.

«Понятно, что на такую уступку россияне, для которых недра — это источник всего благосостояния, наверняка не пойдут. Поэтому ход был сделан, видимо, для того, чтобы в вопросе продажи МЗКТ поставить на сегодня точку», — считает Класковский.

Эскапады Лукашенко в адрес Москвы говорят о том, что «самые большие противоречия у белорусского руководства — с восточной соседкой», и они показывают, что «за кулисами так называемой братской интеграции идет напряженная борьба и что на самом деле союзников ничего не связывает, кроме эгоистических интересов».

Так что в этом правы российские комментаторы: Лукашенко не хочет быть союзником Кремля, он хочет быть партнером, но откровенное желания России «разместить тут авиабазу, держать Беларусь за свой плацдарм», не торопиться преобразовывать во что-то осязаемое. Да и в целом «белорусское руководство надеется получить побольше ресурсов от России и поменьше чего-то отдать взамен», — говорит в заключение Класковский.

Антон Зарудницкий, «Товарищ.online»

Новости

Опрос

Как Лукашенко может сбить волну протестов?

Мы в социальных сетях