Политика

Белорусская дилемма: революция или деградация

21.03.2016, 17:17 2242

Известный белорусский политолог подвел итог последних 10 лет правления Лукашенко. И сделал невеселые выводы.

В своем материале для «Радыё Свабода» Валерий Карбалевич отметил, что как известно, большое видится на расстоянии.

За 10 лет произошло много событий, в частности, две президентские кампании. Какие уроки можно вынести из той кампании 2006 года?

1. Наиболее благоприятный момент победы демократии — президентские выборы. Право на власть нужно легитимизировать. Причем как в глазах населения, так и в глазах номенклатуры. Никаких других способов легитимации, кроме выборов, не существует.

2. Важная обязательная предпосылка победы — завоевание оппозицией большинства на выборах. Чего не было в 2006 году. Психологическое ощущение, что мы в меньшинстве, сковывает лидеров и всех участников событий.

Активное меньшинство, даже смелое и решительное, не может победить жесткий авторитарный режим, если не опирается на поддержку большинства. Слабый авторитарный режим может свалить и активное меньшинство. Например, режим Бакиева в Кыргызстане в 2010 году сбросили за одни сутки 20 тысяч человек. Но даже слабый режим Януковича в Украине в 2013-2014 годах сопротивлялся почти четыре месяца, в конце концов это вылилось в гражданскую войну. А сильный авторитарный режим, который существует в Беларуси, свергнуть гораздо труднее.

И народ поддержит оппозицию только тогда, когда появится реальная возможность изменения власти, чтобы защитить электоральную победу. Если победы нет, то исчезает смысл протеста. И в марте 2006 года штабом Милинкевича была очень смутно сформулирована цель акции на Площади. Протест против фальсификаций — слабая мотивация. Ведь с точки зрения обывателя, какая разница, сколько на самом деле набрал Лукашенко, 51% или 85%? Площадь — это финальный аккорд электоральной победы.

3. Оппозиция имеет шансы на успех только в условиях кризиса существующей социальной модели. И чтобы этот кризис стал очевидным для населения. Тогда происходит потеря доверия населения к власти, падение рейтинга главы, моральная изоляция режима. Сегодня Беларусь близка к этой ситуации.

В 2006 году, благодаря нефтедолларам, белорусская модель была в состоянии расцвета, режим — на пике могущества и поддержки общества. Рейтинг Лукашенко был самым высоким за все президентские кампании. В такой ситуации любая альтернатива, прежде всего экономическая, не воспринималась населением. Неслучайно главной идеей кампании Милинкевича была идея свободы. Ничего другого оппозиция предложить не могла.

4. Необходимость консолидации оппозиции, существование единого центра принятия решений. Иначе говоря, нужен единый кандидат от демократических сил. Кампания 2006 года показала возможность объединения всей оппозиции: и правой, и левой. И неважно, что не все партийные структуры активно участвовали в кампании. Более важно, что в таком случае происходит объединение электората.

Что бывает, когда нет единого кандидата, показали президентские кампании 2010 и 2015 годов. В 2010 году отсутствие единого плана, нескоординированность действий привели к разгрому оппозиции после 19 декабря. В 2015 году никто не собрал необходимые 100 тысяч подписей.

5. Для победы над властью необходима широкая коалиция самых разнообразных общественных сил. Иначе говоря, коалиция должна быть значительно шире, чем традиционный электорат оппозиционных партий. Проблема кампании 2006 года заключалась в том, что оппозиции не удалось выйти за пределы традиционного электората. Идея свободы, которая лежала в основе кампании Милинкевича, как раз и была сориентирована на людей с демократическими ценностями. Ангажировать тех, кто не определился, болото, не удалось.

6. Лидеру, единому кандидату в президенты от демократических сил необязательно обладать большой личной харизмой. Главное, чтобы он имел биографию, имел серьезный опыт управления, подходил на роль символа перемен.

7. Обязательное условие успеха — это прорыв информационной монополии властей. В 2006 году это сделать не удалось. Власти имели благоприятные условия для дискредитации оппозиции. Но сегодня появился такой институт как интернет, чего не было в таком размере 10 лет назад.

8. Важное значение имеет массовое и эффективное использование символики, ритуалов и иных средств политической коммуникации. Это создает моду, помогает создать впечатление, что «наших» много. В 2006 году значки с национальной символикой стали популярны среди молодежи, особенно студенческой.

Кстати, позже в Беларуси же эту технологию успешно использовала власть. Например, во время празднования Дня Независимости Минск заполняется флажками с изображением государственного флага. Или посмотрите, как используют пророссийские силы георгиевские ленты.

9. Фальсификации на выборах вызывают взрыв негодования только при условии, если большинство населения почувствует себя обманутым. Для этого необходим ряд предпосылок: реальная популярность оппозиционного кандидата, доверие к независимым социологическим службам, широкий контроль за выборами и формирование базы данных о фальсификациях, хорошие информационные коммуникации оппонентов власти со своими сторонниками и др.

10. В 2006 году оппозиция показала очень профессиональный политический менеджмент. Его результатом стало появление палаточного городка. Это была самая организованная уличная акция в истории белорусской оппозиции. И она стала неожиданной для властей. Была хорошая организация жизнедеятельности людей в палаточном городке. И это выглядит контрастом по сравнению с действиями оппозиции 19 декабря 2010 года.

11. Первая неделя мартовских событий 2006 года, палаточный городок были классическим образцом «бархатных революций», то есть ненасильственных. До 25 марта не было силовых столкновений между протестующими и органами правопорядка. После этих событий в оппозиционной среде было много упреков в адрес Милинкевича. Мол, действовал нерешительно, никуда не повел народ, в результате протест большого количества людей, которые вышли на Площадь, был растерян впустую. И даже брутальный разгон демонстрантов во главе с Козулиным 25 марта не повлиял на эти оценки.

Поэтому 19 декабря 2010 года общим лейтмотивом среди руководителей оппозиции, кандидатов в президенты был такой вывод: надо действовать решительно, не так, как Милинкевич пять лет назад. Решительность вылилась в то, что сломали двери в Доме правительства. Чем это все закончилось, хорошо известно. Таким образом, события 19 декабря 2010 года оправдали Милинкевича.

Много людей позитивно относится к ненасильственному протесту. Первая же серьезная попытка насилия отвернула от оппозиционеров симпатии значительной части обывателей, оправдала в глазах общества насильственное подавление акций протеста властями. Народ всегда боится хаоса, насилия, революций и войн. Кровавый Майдан в Киеве в феврале 2014 года сильно травмировал белорусское общество, вызвал сильную аллергию на любые уличные протесты.

12. Успех оппозиции невозможен без благоприятного международного фона, иностранной поддержки. Протест 2006 года происходил после победоносной «оранжевой революции» в Украине, что придавало оптимизма и энтузиазма белорусским демократам и сильно пугало власть. И наоборот. Как только появились первые убитые на киевском Майдане в феврале 2014 года, я написал блог под названием «Украинский Майдан-2014 разуверил белорусскую Площадь-2015». Это было еще до захвата Россией Крыма, до событий на востоке Украины. Так оно и случилось.

Если возвращаться к событиям 2006 года, то следует отметить, что никогда ни раньше, ни позже не было такой поддержки Западом белорусской оппозиции, как в 2005-2006 годах. Никогда больше тогдашнего лидера белорусского оппозиции, которым тогда был Александр Милинкевич, не принимали на таком высоком уровне в европейских столицах. Ведь, во-первых, после успешной «оранжевой революции» в Европе был большой энтузиазм по поводу перспектив «цветных революций» на постсоветском пространстве. Во-вторых, Милинкевич представлял объединенную оппозицию, что для европейских политиков было очень важно.

13. Сегодня даже в оппозиционной среде доминирует идея «мирных перемен». Мол, мы выбираем не революцию, а эволюцию. Но на самом деле такой дилеммы сегодня нет.

Белорусская трагедия заключается в том, что настоящая дилемма такова: революция или деградация.

Общество выбрало второе. И в этом выборе существует почти консенсус. И власть, и общество, и большинство оппозиции отвергает уличный протест. Лишь небольшая часть оппозиции выступает за более радикальные действия. Такова эволюция белорусского социума за 10 лет.

«Радыё Свабода»

Новости

Опрос

Кто виноват в том, что в белорусской армии гибнут военнослужащие?

Мы в социальных сетях