Экономика

Власти, как ребенок, который вопреки советам родителей и собственному болезненному опыту решил в очередной раз всунуть пальцы в розетку

08.04.2015, 07:52 6318

Чиновники зарабатывают на нас, а стрелки переводят на Россию, США, войну в Украине или на мифический «мировой кризис».

Белорусские власти сняли мораторий на рост цен. В конце декабря 2014 года – начале января 2015 года на фоне резкой девальвации российского рубля произошло ослабление белорусского рубля по отношению к иностранным валютам, и Правительство в «целях недопущения необоснованного роста розничных цен и обеспечения потребительского рынка широким ассортиментом товаров» ввело мораторий на увеличение розничных цен.

Теперь же, по мнению чиновников, ситуация на потребительском рынке страны относительно стабильна, поэтому Правительство и приняло решение об отмене моратория на рост цен.

Как это повлияет на экономику, ценовое регулирование – это хорошо или плохо, будет ли ослаблен контроль за торговцами, как отмена скажется на простых потребителях, сорвутся ли цены с цепи, какой будет инфляция?

С этими и другими вопросами корреспондент сайта «Товарищ.online» обратился к руководителю Центра Мизеса Ярославу Романчуку.

- «Тот факт, что Совмин стыдливо и трусливо не может отказаться от тотального ценового регулирования, говорит о том, что Андрей Кобяков может войти в историю Беларуси, как самый плохой премьер-министр». Вот такое мнение вы высказывали не так давно. Теперь репутация премьера и Правительства спасена?

- Решение по ценам принято не потому, что Андрей Кобяков и правительство, включая Минторг, поняли теоретическую и практическую ущербность и опасность жесткого регулирования цен, а потому, что очень хочется получить очередной кредит. А все кредиторы (МВФ, Антикризисный фонд ЕврАзЭс) в один голос говорят: «Освободите цены!» Представляете, весь мир, развитый и развивающийся, африканский и латиноамериканский, китайский и тихоокеанский давно поняли, что замораживать цены – себе дороже, а белорусские власти продолжают оставаться на своей волне. 

- Объясните, почему регулирование цен – это плохо?

- Правительство приняло решение о либерализации цен, подсчитав издержки и убытки национального бизнеса. Импортеры на пальцах объясняли чиновникам, какой вред несет регулирование цен. Вот только некоторые аспекты - оскудел ассортимент товаров, были приостановлены многие контракты, потому что своей ценовой политикой правительство ввергло страну в пучину полной неопределенности. Ценовое регулирование стало одной из причин снижения экономической активности. Властям понадобилось более трех месяцев, чтобы понять это. Я бы сравнил поведение чиновников с поведением ребенка, который вопреки советам родителей и собственному болезненному опыту решил в очередной раз всунуть пальцы в розетку: «А вдруг, на этот раз не стукнет?»

- Теперь, значит, будет все хорошо?

- Но, даже когда уже вроде бы мораторий на повышение цен был снят, выступила представитель Минторга с заявлением: любое повышение цены должно быть экономически обоснованным, что цены должны быть конкурентоспособными, а издержки низкими. Это звучит, как скрытая угроза Минторга. Мол, не расслабляйтесь. Это мы де-юре сняли с вас ценовое ярмо, а де-факто - продолжим следить, чтобы, не дай бог, никому в голову не пришла крамольная мысль повысить цену до такого уровня, чтобы включить в нее понесенные в последние три месяца убытки и инфляционно-девальвационные риски ближайших трех месяцев.

- Значит ли это, что проверки будут продолжаться?

- Не было слышно, чтобы Минторг ликвидировал свой контрольный орган, который львиную долю времени посвящал «мониторингу» цен. Не исключено, что отныне проверки будут носить особый профилактический характер. Наступает время ассиметричного контроля над ценами. Приходит проверка в коммерческую организацию, смотрит цены и утверждает, что ее не устраивает представленное обоснование…

- Хороший повод для пополнения бюджета. И грустно, и смешно…

- Да, если коммерсанты отказываются применять обоснование чиновников, то к ним могут быть применены такие меры воздействия, которые только увеличат издержки сохранения своей ценовой политики. Более того, санкции могут быть любые, вплоть до отзыва лицензий. В белорусской регуляторной среде только единицы могут противостоять целенаправленному давлению номенклатуры по всем фронтам. 

- Вы постоянно говорите и ратуете за либерализацию. В чем вы ее видите?

- Для меня реальная либерализация цен будет тогда, когда Минторг вообще не будет иметь права вмешиваться в ценообразование, когда не будет архаичной категории «социально значимые товары», когда функция «обеспечение ценовой стабильности» будет исключительно задачей Национального банка, как во всех цивилизованных странах мира. Заметим, что сегодня в странах со свободным ценообразованием инфляция не превышает 1% в год, а во многих странах имеет место снижение цен. Поэтому белорусская государственная модель с многовариантным регулированием цен не обладает ни социальной ориентацией, ни экономической эффективностью, ни потенциалом для поддержки национального бизнеса. 

- Вот, вы захотели - все и сразу. Так не бывает. Но делает же Правительство что-то. Так, можно ли говорить, что репутация, в том числе и премьера, начала меняться в лучшую сторону? 

- Поскольку Андрей Кобяков и новые лица в чуточку обновленном составе «вертикали» власти эту очевидную истину (о либерализации) не признали, то их репутация находится там, где и предыдущих руководителей Совета министров. К сожалению, репутация у нас ни на что не влияет. Номенклатурный начальник может полностью завалить работу, но вместо того, чтобы выкинуть его раз и навсегда из органов госуправления, ему дают другую, не менее высокую должность с солидной зарплатой и щедрым социальным пакетом. Номенклатурные начальники думают, как выслужиться перед Александром Лукашенко, как ему угодить, как угадать его настроение и попасть со своим предложением в поток его мыслей. Общественная репутация ни в грош не ценится ни самими начальниками, ни даже руководителем страны. 

- Приведите, на ваш взгляд, самый яркий пример.

- Вот была связка МясниковичЕрмаковаПрокопович. Они – идеологи и верные «солдаты» власти и ее совковой модели «распределяй и властвуй!» Провал 2011 года, провал 2014 года – многомиллиардные потери для Беларуси. И что? Ермакова и Прокопович – на почетные банковские должности с зарплатой, которая львиной доле беларусов и не снилась. Мясникович не просто стал главой Совета Республики. Он возглавил группу по мониторингу ситуации, которая делает то, что должно делать Правительство – разрабатывать стратегию развития страны. Де-факто он никуда из системы принятия важных экономических решений не уходил. Смею предположить, что он сегодня важнее и весомее в системе выработки решений, чем премьер-министр Кобяков. Мясникович имеет своих людей везде. Он талантливейший манипулятор. До тех пор, пока он и его люди будут занимать командные высоты в структурах госуправления, в экономической политике Беларуси значимых изменений не будет.

- Такого монстра нарисовали…

- Наблюдения за экономической политикой Беларуси, особенно в последние пять лет, позволяют мне сделать предположение: в экономике Мясникович у нас главнее Лукашенко. Он стал той пресловутой шеей, которая вертит головой так и тогда, когда ей (шее) заблагорассудится. 

- Давайте с небес вернемся на грешную землю. Регулирование цен устраивало потребителя. Сейчас же есть опасения, что цены как с цепи сорвутся, а, следовательно, это ударит по простым гражданам.

- В регуляторных безумствах номенклатуры люди всегда крайние. Они за все сполна заплатят. Рост цен будет. Не думаю, что Нацбанк может удержаться от увеличения кредитования экономики уже в конце II квартала этого года. На фоне сокращения экспорта и валютной выручки большее количество белорусских рублей при меньшем объеме валюты и падении спроса – гарантия роста цен. Разве что каким-то чудом белорусские власти получат очередной внешний кредит и временно перекроют дырки в платежном балансе. Уже сегодня власти не скрывают своих намерений повысить ЖКУ, цены на общественный транспорт и услуги государственных монополий. Поскольку конкуренции на внутреннем рынке в 2015 году больше не станет, то ожидать инфляции меньше 18-20% тоже нет оснований.

- Статистика показывает, что в тех же Литве и Польше цены на продукты значительно ниже. У нас же власть, вроде и сдерживает цены, а они все равно запредельные. Почему так происходит?

- Белорусская экономика – это несвободное номенклатурное хозяйство. Заметим, что не народное, а именно номенклатурное. В ней интересы распорядителей и потребителей чужого поставлены во главу угла. Плевать на пенсионеров, которые могли бы экономить до 300 долларов в год, если бы у нас были польские цены на продукты питания. Плевать на многодетные семьи, которые могли бы экономить до 600 долларов в год, если бы цены на одежду, обувь и товары для детей были такими же, как в США. Плевать на бюджетников (врачей, учителей, инженеров), которые экономили бы до 500 долларов в год, если бы цены на бытовую технику и мебель были у нас, как в странах-азиатских тиграх. Высокие цены – это источник номенклатурной ренты для избранных производителей товаров и услуг. Это номенклатурный подарок для финансового и банковского лобби. Цены на заемные ресурсы в белорусских рублях – это доказательство антинародного, бюрократического сговора распорядителей и потребителей чужого. Они зарабатывают на нас, а стрелки переводят на Россию, Америку, войну в Украине или на мифический «мировой кризис».

Федор Костров, «Товарищ.online»

Опрос

Правильно ли поступил Лукашенко, не введя в Беларуси карантин?
Да
0%
Нет
50%
Мне все равно
50%
Всего голосов: 2

Мы в социальных сетях