Общество

У Беларуси еще есть шанс остаться местом встречи культур

17.12.2014, 13:56 4477

20 декабря в Минске начнет свою программу городской поэтический фестиваль «Минская школа». В преддверии этого события «Журнал» поговорил с автором его концепции, поэтом Дмитрием Строцевым, о Минской школе поэзии, Киме Хадееве и о том, почему русскоязычную литературу Беларуси нельзя считать русской.

Дмитрий Строцев родился в 1963 году в Минске. Окончил архитектурный факультет Белорусского политехнического института. Автор книг «38: Стихотворения и пьеса» (1990), «Виноград» (1997), «Лишние сутки: Роман в стихах» (1999), «Остров Це» (2002), «Бутылки света» (2009), «Газета» (2012). Организатор Международного фестиваля поэзии «Время и Место» (Минск 1995, 1996). Руководитель литературно-издательского проекта «Новые Мехи», издатель альманаха и поэтической серии «Минская школа». Лауреат Русской премии (2007), шорт-лист премии Андрея Белого (2009), шорт-лист премии «Московский счет» (2010). В конце 80-х — начале 90-х входил в арт-группу «Белорусский Климат». Стихи переведены на белорусский, украинский, английский, иврит, итальянский, французский, словенский и шведский языки, включены в антологии «Освобожденный Улисс» и «Русские стихи 1950—2000». Член Белорусского ПЕН-центра.

– Дмитрий, как бы вы рассказали о таком явлении, как Минская школа поэзии человеку, который раньше не слышал о нём? Как это все начиналось и как живет сейчас?

– Однажды я вдруг понял, что есть большой круг авторов, целое литературное пространство, которое было очень влиятельным в культурном плане и значимым для Минска в 70-80-х гг. И это культурное явление оказалось совершенно не воспринято новыми поколениями. Все новые поколения желают быть первопроходцами, но обычно молодые авторы сталкиваются с тем, что место, куда они приходят, уже освоено и уже многое сделано в этом месте, с чем приходится считаться. Но именно в случае Минской школы такого подхвата не произошло. Почему так получилось?

Профессор-филолог Ирина Скоропанова предложила понимать под Минской школой всех, кто пишет на русском языке в Беларуси, но, на мой взгляд, это неинтересное и чересчур расширительное понимание Минской школы. Те, о ком, мне хочется говорить – нонконформисты, которые в основном писали в стол. Это не был самиздат, потому что не было хождения текстов. Были кухонные чтения, очень избирательные формы общения. Сами авторы не были ни членами союзов, ни участниками открытых тусовок, и писали они в основном на русском языке. С развалом Союза начался подъем беларусской литературы, но авторы Минской школы оказались не вовлечены в этот новый литературный процесс.

– Кого именно вы относите к Минской школе?

– Авторов много, но есть «киты», о которых имеет смысл сказать в первую очередь

Продолжение читайте здесь.

«Белорусский журнал»

Опрос

Правильно ли поступил Лукашенко, не введя в Беларуси карантин?
Да
0%
Нет
50%
Мне все равно
50%
Всего голосов: 2

Популярные рубрики

акция солидарности

Мы в социальных сетях