Политика

Один день наблюдателя, или Праздник демократии до восьми вечера

26.03.2014, 11:51 3491

Угадайте, кому не лень встать в воскресенье в 6 утра и просидеть на одном месте до 9 вечера? Кто заставляет бледнеть и краснеть десяток людей, но при этом сам так и ждет от них неприятностей? Все это – наблюдатель на выборах.

«Журнал» уже писал, зачем нужны наблюдатели и чем они занимаются. Теперь вы можете почувствовать всю прелесть волеизъявления по-беларусски. Мы проверили популярные тезисы о выборах на своем опыте.

Проплачены ли Западом независимые наблюдатели?

Именно так считают в избирательных комиссиях, да и многие беларусы-любители БТ.

– Ну, вам же заплатят за то, что вы здесь весь день просидели? – спросил у меня один из членов избиркома, когда мы вышли с урной на «домашнее голосование». И очень удивился, услышав отрицательный ответ. Подозреваю, что так и не поверил. Да и как тут поверить, если всего пару дней назад сам секретарь ЦИК Николай Лозовик во всеуслышание заявил, что выборы – это «чес» для наблюдателей.

Дорогой товарищ Лозовик, за весь день я не получила ни копейки! Булочки в буфете – тоже за свой счет.

Выборы как праздник: водка и баян

Кстати, о буфете. Если бы на выборах наливали бесплатно, явка была бы не каких-то там 70%, а все 100. Но исполнившие гражданский долг беларусы и так не жаловались: в буфете на моем участке наливали всего за Br6.900. На закуску – беляш (Br5.900) или сметанник (Br3.700). Неудивительно, что первый с утра избиратель успел сначала прилично отметить день выборов, а уж потом определиться с кандидатурой депутата.

К «хлебу» полагаются и зрелища. Увы, ансамблей народной песни или, на худой конец, баянистов к нам не пригласили. Избирателей развлекал музыкальный центр. Репертуар – от «Алисы» и «Ленинграда» до Елены Ваенги и Натали. Члены комиссии коротают время за видеороликами на планшете.

Все уже решено досрочно

Явка на досрочном голосовании на моем участке – 35%, в день выборов – 19%. И это ведь буфет не работал! Беда в том, что наблюдать все пять дней досрочного крайне тяжело, а отследить, что происходит с урной по ночам и во время перерывов – и вовсе невозможно.

Не все наблюдатели одинаково полезны

Рядом со мной наблюдатели от «Белой Руси», БРСМ, Союза женщин и так далее. Все хорошо знакомы между собой. Одна не отрывается от книги, вторая все время говорит по телефону, остальные то уходят, то приходят. Никто не интересуется цифрами, не считает явку, да и вообще не смотрит в сторону урн и столов комиссии.

Смысл в таком наблюдении мне становится ясен ближе к подсчету голосов. Одна из наблюдательниц пододвигается и громко заявляет мне: «Я как наблюдатель с большим стажем, хочу отметить, что никаких нарушений не было. Правда же?»

Дальше – больше: «Так, давайте не будем мешать комиссии считать, давайте отойдем на два метра, как положено по инструкции».

Стоит ли говорить, что такой инструкции не существует? Потом я слышу, что «наблюдатели – люди сторонние, и комиссия сама во всем разберется». Приходится не реагировать на провокации и постоянно уворачиваться: «наблюдатель со стажем» то и дело становится передо мной, совсем закрывая и так небольшой обзор.

Наблюдатель – головная боль для комиссии

– Вчера вечером посмотрела, что ваши наблюдатели в интернете пишут. Вы про нас тоже напишете? Что вы уже нашли? – спрашивает председатель участкового избиркома. Чуть позже она замечает, что на копии протокола по результатам досрочного голосования нет подписи секретаря комиссии.

Продолжение читайте здесь.

Новости

Опрос

Кто виноват в том, что в белорусской армии гибнут военнослужащие?

Мы в социальных сетях