Общество

Врач скорой помощи: Зарплату нужно поднимать до $1000 или все уедут в Россию

21.01.2014, 12:14 7197

Протестующим сотрудникам скорой помощи в Минске пообещали увеличить надбавку к должностному окладу. Доплата врачам и фельдшерам, выезжающим по вызову самостоятельно, будет увеличена до 6,5 базовой величины.

Вопросы, изложенные медиками, должна рассмотреть комиссия комитета Мингорисполкома по здравоохранению. Изменится ли что-то на практике, пока не известно. Но минские медики громко заявили чиновникам о своих многочисленных проблемах. Ситуация в регионах не лучше, говорит врач скорой помощи из Витебска Александр Виноградов, с которым побеседовали корреспонденты сайта «Товарищ.online».

– Александр, какая проблема для сотрудников витебской «скорой» на сегодня самая актуальная?

– Основная проблема – это отсутствие кадров, которые перекочевывают в сторону Москвы. Разница в зарплате в 6 раз. Ни одна клятва Гиппократа и никакие разумные доводы не могут при рыночной экономике удержать в Беларуси врачей на нищенскую зарплату. 

– На какую зарплату может рассчитывать белорусский врач скорой помощи?

– Зарплата зависит от стажа работы, категории и прочего. Но никто на ставку не работает. Если чиновники приводят информацию о зарплате в Br7 млн, то это работа без выходных по 12 часов в день в авральном режиме. Ты с утра до вечера находишься в экстремальных ситуациях, работая со смертью, с авариями, с тяжелейшими ситуациями. «Скорая» – это передовая. Мы работаем в боевых условиях от 12 до 24 часов в сутки. При этом нагрузка чрезвычайно высокая. На город Витебск – 450 тыс населения – приходится по 500 вызовов в день на 26-27 бригад в среднем на смене. В Минске – еще хуже ситуация.

– Практически по 20 вызовов на бригаду. Не каждый такое выдержит. А если еще и за «символическую» зарплату…

– В «скорой» может работать в принципе не более 5% выпускников медвузов. И если происходит отток даже этих 5% в Россию, ситуация складывается катастрофическая. Нагрузка на тех, кто остается, неимоверная. Люди просто физически не выдерживают, с чем и связаны выступления медиков. Все началось с самого слабого звена здравоохранения – скорой помощи, где работают больше всего, а внимания государства – меньше всего.

– Какие выходы из ситуация видят сотрудники «скорой»?

– Нужно немедленно поднимать заработную плату. Если не уравнивать ее с Россией, то хотя бы поднимать до 1/3 российских зарплат. Минимум до $1000 на ставку нужно поднимать. Те вопросы, которые поднимают минчане, нужно решать. Во-первых, это социальная застрахованность врача скорой помощи. Сегодня его могут оскорбить, ударить, покалечить. И государство на это не реагирует. Во-вторых, нужно менять правила дорожного движения. Сейчас никакого преимущества автомобиля «скорой» нет даже при включенных мигалках. Никто не думает нас пропускать, и никакой ответственности за это фактически нет. По правилам, мы, хоть и идем с мигалками по городу, все равно не должны ничего нарушать. И если мы спешим на критическое состояние, то на свой страх и риск, подвергая опасности собственную жизнь.

– Пока власти не торопятся выполнять требования сотрудников «скорой». Как полагаете, во что могут вылиться протесты?

– Ситуация у меня ассоциируется с плотиной, в которой появилась маленькая щелочка. Если даже такое консервативное сообщество, как врачи, начинает бунтовать, для государства стоит большой знак вопроса, что будет дальше. Маленькая капелька в конце концов проточит дорогу, и плотина рухнет. Люди уже не терпят, а начинают хотя бы с официальных путей борьбы, с предательских наших профсоюзов, которые ничего не хотят делать. Если никто не будет реагировать, рано или поздно это перейдет в конкретные социальные манифестации, забастовки.

– Но ведь «скорой» бастовать запрещено.

– Запрещено… Но если людей доведут, то в каком государстве помогали какие-либо запреты? Так что властям следует задуматься. Кто останется виноватым – время покажет. Но проиграют однозначно государство и люди, если этим вопросом сейчас не начать резко заниматься. А им заниматься не хотят. Идут одни отписки, репрессивные действия против тех, кто пытается бунтовать. Это ничем хорошим не закончится. 

– Градус во врачебном сообществе накаляется?

– Постоянно. Общаясь со своими коллегами, я вижу, что люди крайне недовольны. И когда-то эта капля пробьет плотину.

– Если в России зарплаты на «скорой», почему Вы не уезжаете?

– У нас и так остались одни пионеры и пенсионеры. Врач скорой помощи в среднем зреет после выпуска из вуза 7-10 лет. Если сегодня еще уеду я и мне подобные – маленькая кучка людей, несущих какую-то моральную ответственность за положение дел на скорой помощи, – это будет катастрофа.

– Но почему именно Вы остаетесь работать в Беларуси?

– Считайте, что я патриот.

Федор Костров, Надежда Кравчук «Товарищ.online»

Опрос

Кто виноват в том, что в белорусской армии гибнут военнослужащие?
Главнокомандующий
45%
Министр обороны
7%
Командиры и другие офицеры частей
28%
Прапорщики и сержанты
8%
Сами солдаты
7%
Никто, это судьба
6%
Всего голосов: 460

Популярные рубрики

акция солидарности

Мы в социальных сетях